Про котиков

Думаете, Глава Интернета – Великий Вездесущий Котег – стал таким по нелепой прихоти судьбы? Как бы не так! Кот – это вам не сомик аквариумный, в чьей прелести мы, конечно, тоже не сомневаемся, но все же, соучастие их в судьбе человечества – разное. Весьма разное. Большие саблезубые кошки вообще стояли у самой колыбели нашего рода – зачем, как вы думаете, двуногие обезьянки стали оббивать каменные орудия? Очень просто – чтобы срезать с костей и шкур большие и вкусные куски мяса, остававшиеся после их трапез. От мясоедения уменьшался крайне знергоемкий орган – кишечник, соответственно, можно было развивать другой, столь же знергоемкий – мозг. Не смейтесь, это правда, противоречие между развитием головы и… м-м-м… пищеварительного тракта – ведущее в эволюции позвоночных вообще, не только Венца Творения. Но мы сейчас собрались рассказать о другом.

Котики уж никак не просты. Особенно некоторые.
Есть среди пушистого племени особая каста счастливых героев – котейки военно-морских кораблей. Что там сытая мещанская жизнь в мясном или рыбном магазине, предел мечтаний полосатого обывателя! Здесь вокруг тебя сотни и тысячи моряков, оторванных от семейного тепла и домашнего уюта, маленький кусочек которого ты для них олицетворяешь. Картины быта военно-морских котеек впечатляют не на шутку. Проснуться в заботливо связанном гамачке на матрасике под покрывальцем, потянуться, муркнуть, прогуляться по судну, снисходительно принимая ласки и недоуменно косясь на пойманную рыбу, из которой, почему-то еще не успели достать лакомую печенку, зайти за рюмочкой валерьяночки к корабельным врачам – и смотреть на море. Пока снова в гамачок не захочется. Поневоле задумаешься – кто настоящий хозяин корабля…
Да, на войне как на войне. Все военные моряки, в том числе и корабельные коты, случается, уходят под воду вместе со своим судном. Но причина ли это для отказа от счастья? Разве кто-то из нас рассчитывает жить вечно?

И даже среди корабельных черно-белых, цветных и полосатых героев есть несколько выдающихся личностей. Это Блэки, принимавший по-хозяйски премьер-министра Черчилля на борту линкора «Принс оф Уэйлс», переживший его потопление японской авиацией в Южно-Китайском море и исчезнувший в джунглях при эвакуации Сингапура. Это Саймон, тяжелораненый при обстреле шлюпа «Аметист» китайской батареей во время инцидента на Янцзы в 1949 году, но, несмотря на это, обходивший других раненых, поднимая им дух и спасавший корабль от хлынувших с берега полчищ крыс. Награжденный за это «Крестом Виктории для животных», между прочим. И, конечно, это кот-миф, кот-легенда - Непотопляемый Сэм, он же Оскар.
В мае 41-го на просторы Атлантики вырвался самый величественный разбойник в истории человечества – германский линкор «Бисмарк», и на его борту, помимо 2200 человек экипажа, находился молоденький задорный котик, принесенный на борт матросом в Готенхафене – ныне Гдыня. Британское Адмиралтейство бросило на охоту за «Бисмарком» все, что могло наскрести в европейских морях, с кратким приказом – должен быть потоплен любой ценой. Royal Navy справился, и пирата, в конце концов, постигла закономерная участь.
«Раскололась башня, выбросив огромный столб пламени… …надстройки превратились в груду искореженного железа… …внутри корпуса бушевали пожары… …в воздух взлетали обломки… … те, кому посчастливилось уцелеть торопливо прыгали за борт… …он перевернулся и отправился на дно океана, в котором еще недавно сеял ужас и смерть».

Однако, наш котейка, к счастью, не разделял нацистских убеждений командира соединения адмирала Лютьенса и отправляться на дно вместе с «Бисмарком» отказался. Плававший на каком-то ящике, он был поднят с него экипажем эсминца «Коссэк» - а попросту - «Казак» спустя несколько часов и продолжил свою морскую службу на нем, проводя конвои в Северной Атлантике и получив свое первое известное имя – Оскар. Пока в октябре 41-го «Коссэк» не был торпедирован немецкой субмариной. Погибло 159 моряков, Оскар же был спасен подошедшими судами, после чего заслужил новое имя – «Непотопляемый Сэм».

Служба Сэма была продолжена на знаменитом не менее «Бисмарка» авианосце «Арк Ройял», однако была не слишком долгой. В ноябре 41-го, возвращаясь с Мальты в Гибралтар, корабль был также торпедирован и пошел ко дну. Сэм, как можно уже было ожидать, «вместе с несколькими моряками, цеплявшимися за обломки корабля, был подобран патрульным катером».
Углядев в пребывании Сэма на борту кораблей некую печальную закономерность, Адмиралтейство отправило нашего пережившего три верных смерти котофея на заслуженную пенсию, сначала в офисе генерал-губернатора Гибралтара, а затем в метрополию. На новообретенной родине матерый котище прожил долгую счастливую жизнь до 55-го года, когда, отягощенный днями и окруженный многочисленным потомством, отошел в мир иной.

Оставив нам простой завет. Хладнокровие и запас удачи – и все, в конце концов, будет хорошо. Что же такое удача? А это когда ты, как Блэки, видя самураев с катанами, стремглав бежишь в джунгли, и, как Сэм, предпочитаешь быть спасенным моряками антигитлеровской коалиции. Случайность – скажете вы? Конечно. Но, несомненно, благоприятствующая подготовленному уму. Вот такие вот котеги. А вы говорите – неразумные, мол, мяу да мяу. Ну-ну.